«Я бы убивала»
Беженка Инна / Фото: Мария Астафьева

Беженка Инна / Фото: Мария Астафьева

Корреспондент «Русской планеты» встретилась с беженцами, которые прибыли в Курганскую область

64 гражданина Украины поселились в общежитии филиала Курганского технологического колледжа в поселке Шмаково Кетовского района. Многие из них считают, что Россия — их спасительница, великая держава, которую не под силу одолеть ни Америке, ни тем более Украине. «А куда еще ехать? — задают они вопрос в один голос. — Одна Россия нас хорошо принимает». Корреспондент РП посмотрела, как живут беженцы, и узнала, собираются ли они возвращаться на родину.

Трехэтажное общежитие колледжа находится в центре поселка. Рядом с ним на веревках сушится белье. Здесь живут беженцы.

– Большинство из них приехали из Луганска, — говорит директор филиала Курганского технологического колледжа в Шмаково Борис Базаров. — Со всеми сейчас работает УФМС, готовят документы. Им нужно будет пройти медкомиссию. К нам уже приезжали работодатели из строительных компаний, с «Синтеза» и другие. Вскоре все беженцы будут устроены на работу и отправятся по районам.

Граждане Украины поначалу были очень расстроены и переживали, но постепенно стали интересоваться бытом, спрашивали, где можно поесть, постирать, о работе и жилье, рассказал Базаров.

– Сегодня еще 5 человек прибыло, — добавляет Борис Александрович. — Пойдемте, я покажу, где они расположились.

Обычно летом в общежитии никто не живет, но в этом году здесь все иначе. Вокруг бегают ребятишки, взрослые занимаются подготовкой документов, одни читают, другие играют в пинг-понг или следят за игрой. В общежитии находятся не только беженцы, но и те, кто приехал им помочь. При корреспонденте «РП» несколько человек привезли одежду.

Обстановка в общежитии хорошая — убранные комнаты, почти новая мебель.

В кабинете темноволосая молодая женщина заполняет документы. Она согласилась поговорить с корреспондентом РП, но попросила не называть ее имя.

– Нам все здесь очень понравилось. Мы с Луганской области с мужем и детьми приехали. Там творилось ужасное, мой одноклассник погиб, стреляли и бомбили преимущественно мирных жителей. Считайте, Луганска нет, Донецк — миллионник — частично остался. Бомбят в основном детские сады, дома престарелых, медучреждения, онкологический центр первым разбомбили. Конечно, нам жалко и дом, и машину: все оставили. Ну, а как иначе? Три месяца никаких выплат: ни зарплат, ни пенсий — ничего. Старшему сыну 16 лет, а мы паспорт не могли получить. Ничего не работает: ни нотариусы, ни реестры, в школе даже документы не забрали. Все кто мог, давно убежали.

«Мимо танки проезжают»

Рядом проходят двое молодых парней. Как выяснилось позже, два друга — Андрей и Стас вместе сбежали из Луганска.

– Я был на работе, — рассказывает о жизни в городе Андрей. — Обзор у нас хороший. Нам прекрасно все видно: через нас летели снаряды и взрывалось все. На улицах стоишь, ждешь маршрутку, а мимо танки проезжают... Света нет, зарплаты не платят, продукты в магазины не завозят. У кого есть огороды, тем еще можно как-то жить.

– Сидишь дома, стараешься не выходить лишний раз, — добавляет Стас. — За родителей страшно, там остались, не захотели уезжать. Хотим ближе к ним перебраться. Ближе к границе. А сейчас в Луганске такая жесть началась. Столько смертей стало. «Градом» стреляют по целым районам.

– Ой, вы замужем или нет? — вмешивается в разговор еще один беженец Александр Коровин. — Кольцо есть или нет? А след от кольца? Нет, вы не подумайте, я не себе, я сыну. Мы с ним вместе из Мариуполя приехали. Сын там получал 3-4 тысячи гривен, для сравнения — это 12 тысяч рублей. А он электриком работал на вредном производстве, хорошего в этом ничего нет. Здесь нам все равно, кем работать. Мы хотим принести пользу России. Ваша страна — великая держава. Ничего не будет с этим «белым медведем», как называют Россию. Я не вправе давать оценку, но, по-моему, все кончится тем, что поделят Украину по Днепру. Все равно она станет русской. Сама она не выдержит.

В России молодежи есть к чему стремиться, считает Александр: «Видно, что идет борьба с курением и алкоголизмом. В Украине наоборот, чем больше вы курите и пьете, тем больше вы приносите пользу стране».

«Упроси, чтобы она нас увезла, нам страшно»

Беженка Инна Косницкая показала корреспонденту «РП» свою комнату и рассказала, что заставило ее покинуть родину. Ее семья продала корову, собрала деньги, и на вырученные средства приехала в Курганскую область. Здесь она находится вместе с мужем, детьми и внуками. Чтобы спасти своего ребенка, снохе женщины пришлось бежать в Россию с двухнедельным малышом на руках.

На Украине у Инны осталось много родственников и знакомых, тех, кто все еще надеется, что наступит мирное время.

– Здесь, в Зауралье все было бы хорошо, если бы не так сильно переживали за близких, — с грустью вздыхает Инна. — У мужа брат там остался, мать, дочь от первого брака, племянники. У меня вся родня — братья, сестры. Многие ушли в ополчение. За них страшно. Кума работает в больнице, говорит, очень много раненых поступает в последнее время. С каждым днем становится все страшнее и страшнее. Дети родственников, которые решили остаться там, говорили мне: «Упроси, чтобы и нас увезли, нам страшно». Но родственники не хотят уезжать, думают, все будет в порядке. А что хорошего ждать? Хорошего ничего не будет.

В селе под Енакиево, где жила Инна, сельчане легко определяли, где идет обстрел. Для этого достаточно было выйти во двор и прислушаться — со стороны Донецка или Сауровки идет бомбежка. В доме же в это время было страшно находиться — от обстрела пол начинал трястись.

Вместе с семьей Инна решила больше не ждать и уехала с Украины в Россию. Другие остались, решив, что уйдут, когда возле них будут стрелять. Семью спрашивали, почему они решили уехать, ведь село еще не обстреливают. «А что дождаться этого и под бомбежками выезжать?» — удивлялась Инна. «Тогда уже поздно будет. После нас поселки 7 часов обстреливали... Стерли с лица земли. Тяжело все бросать, да надо жизнь спасать, мертвым уже ничего не нужно. Ни огороды, ни машины, ни дома...»

– Пока ехали до границы, было страшно. Стояло полно машин с трупами. Едешь на свой страх и риск. Переживали больше не за себя, а за детей. Нам еще повезло, добрались хорошо, в отличие от тех, кто ехал позже. Некоторые из них попали на колонну нацгвардии. Девушка, которая была с нами в палаточном лагере, рассказывала, что какой-то мужчина с мутными, бешеными глазами махал автоматом и приказывал выйти из машины. Они вышли, а дети внутри остались.

Инна пересказывает этот диалог:

«– Я сказал всем выйти!

–У меня там дети...

–А у меня там трупы.

Мы поворачиваемся, а на земле лежат несколько убитых человек. Я думала все — нам конец!»

«Дети остаются здесь... Нарожаешь там новых!»

Инна рассказала, что тех, у кого была георгиевская ленточка или приглашение на референдум не пропускали через границу. Что с ними делали — неизвестно, но таких людей уводили. Бывали и такие случаи, когда через границу не разрешали перевозить детей.

– Еще одна знакомая рассказывала, что ее дети чуть на Украине не остались. Когда все взрослые прошли, военный заявил: «Дети остаются здесь, на территории Украины, вы не имеете права их вывозить. Нарожаешь себе там новых!» Конечно, есть и нормальные люди среди военных, ну а правосеки и азовы — это неадекватные маньяки и убийцы. Среди моих знакомых есть свидетели, которые видели, как они расстреливают людей, насилуют девчонок малолетних и убивают, а мужчин — вырезают. Не знаю, кто это сделал, но по телевизору показывали, что раненых ополченцев, которые лежали в больнице, убили. Это неправда. Их не убили, над ними издевались. Вырезали им глаза, гениталии, на куски разрезали, нянечек, которые за ними ухаживали, насиловали, привязывали к трубам и тоже убивали.

По мнению Инны, на Украине идет война со своим народом. Люди поделились на два фронта, даже родственники готовы убивать друг друга.

– К примеру, у женщины два брата, один звонит другому и говорит: «Я приеду тебя убью! Вы сепаратисты, вы разваливаете Украину». Нормальному человеку невозможно воспринимать, то, что они говорят: «Мы ваших детей пустим на органы, баб ваших сделаем проститутками, мужиков уничтожим». Такое ощущение, что люди зомбированы. Если с той стороны есть родственники — 90%, что с ними невозможно общаться. Мы пытаемся доказать, что нас уничтожает собственная власть. Говорим, что нас здесь убивают, расстреливают детей, беременных женщин, а они не верят: «Нет, нам по телевизору говорят правду». Женщина собирается сына в армию отправлять, говорит: «Там же Россия убивает людей, напала Россия, надо людей спасать. Мы пытаемся доказать: не посылай, тут война идет, его убьют. Она говорит: «Какая война? Солдаты едут освобождать Украину от России». Не достучишься до них! Не верят собственным родственникам.

По словам Инны, украинские каналы она старается не смотреть: «Не выдерживает нервная система слушать эту брехню». Еще Порошенко говорил: «Я вас утоплю в крови, если вы проведете референдум!» Его все же провели, пришло рекордное количество жителей Донецка и Луганска — практически все население, но по телевизору президент сказал: « Референдум провели, а никто не пришел...» С телеэкрана говорят: «Идет борьба с террористами. Мы не применяем тяжелую технику, стреляем только, если ополченцы стоят за городом».

– Мирное население гибнет, а они: «Если убивают мирных, то это только ополченцы. Уничтожают Донбасс, стирают с лица земли. Гибнут люди в Славянске, а в это время украинская армия собирает ромашки в поле, раз она ни с кем не воюет. Сами с собой сражаются ополченцы... А что тогда делает армия? Непонятно...

«Земля пропитана кровью»

Как рассказывает Инна, поначалу об отсоединении Донецка и Луганска никто и не говорил. Люди стали возмущаться тем, что запретили русский язык и начали уничтожать памятники Ленину, солдатам и другие. Мужчины начали вооружаться и защищать достопримечательности. Никто и не думал, что будет война, и население Украины будут уничтожать.

– Только яйцеголовому человеку непонятно, что происходит, — продолжает Инна. — Во время Майдана везде были нарисованы кресты. Хотя утверждали, что фашизма нет. Говорят: «Вы — недоумки, у вас деградированное население на востоке». А вы спрашиваете, будем ли мы возвращаться. Куда? Жить с этой властью мы не хотим. Понимаем, что нас заставят прогибаться под нее, а если не захотим — убьют. У нас уже построили два фильтрационных лагеря. Один на Розовке, другой на Ждановке. Я так думаю, это концлагеря. Идет зачистка территории. Тех, кто помогал ополчению, кто сочувствовал, будут расстреливать. А в фильтрационные лагеря ссылать, чтобы проверить, как ты относишься к власти. Но даже если власти этой не будет, мы надеемся, что наши днровцы выстоят, куда возвращаться? Ничего не станет с Украиной. Не будет ее. Все поля с хлебом выгорели, заводы, газопроводы, водопроводы разрушены. Там начнется настоящий голод. Жить тоже будет негде.

Корреспонденту «РП» Инна рассказала о жертвах на Украине. Территория страны, по ее словам, «усыпана трупами». «Сколько своих ребят расстреляли, тех, кто отказался воевать», — говорит она, ссылаясь на неких очевидцев.

– Что будет с экологией? — спрашивает Инна. — Все леса тоже завалены трупами. В Словяногорске к Голубым озерам даже не подойти. Тела в воде аж видны! И в милицейской форме, и голяком... Грабовское водохранилище полно трупов. Что будет с водой? В лесах невозможно проехать — стоит невыносимый запах трупняков. Знакомый поехал в Красный луч на похороны. Начался обстрел, они ползли 4 километра на животе. Земля была вся пропитана кровью. Насквозь.

У нас только один вопрос: «За что?» За то, что мы сказали, что не признаем фашизм? Что 9-е мая наш праздник? За то, что сказали, что русский язык наш? За то, что начали отстаивать свою позицию? То, что для нас дорого? Столько семей развалилось... Столько детей погибло... Подростки до смерти забили мальчика моей соседки, только за то, что он с восточной Украины. Психика у детей поломана. У моей дочки, которая сейчас в Москве живет, ребенок постоянно просится домой. Не понимает, что дома больше нет. Если бы не мой маленький сын, я бы сама пошла в ополчение. Да, я бы убивала. Я их настолько ненавижу. Если в 16 лет он может убить несколько человек, я бы его убила. Таких людей надо уничтожать. Я всегда говорила: со змеиного гнезда голубь не вылупится. Если его так воспитали, если он встречает человека и может ни за что убить и расстрелять — это уже не человек. Его не перевоспитаешь, не переубедишь.

Несмотря на то, что многие из беженцев видели, пережили страшные вещи, они все еще верят, что впереди их ждет светлое будущее. О возвращении на Украину некоторые и думать не хотят. Слишком страшно и тяжело вспоминать об этой стране.

По последним данным пресс-службы МЧС России по Курганской области, в Зауралье прибыло 89 беженцев, среди них 37 детей. Все граждане Украины находятся в общежитии колледжа в поселке Шмаково Кетовского района. В правительстве Курганской области обсуждается вопрос об открытии в Зауралье еще одного пункта временного размещения для беженцев. Общежитие в Шмаково рассчитано только на 100 мест.

«Там все патриоты» Далее в рубрике «Там все патриоты»Как работает троллейбусный парк Кургана Читайте в рубрике «Общество» Специалисты со школьной скамьи!В Москве прошла пресс-конференция «Школа новых технологий: развивая инженерное направление» Специалисты со школьной скамьи!

Комментарии

09 августа 2014, 07:29
ужас,и это говорит женщина.
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Читайте самое важное в вашей ленте
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»